20 Мар, 2019

Данные    комментарии    касаются    только    вопросов,    относящихся    к парковому ландшафту.

Парк Монрепо – это уникальный пример регенерации природного ландшафта на протяжении нескольких столетий. Но, на сегодняшний день, определенные исторические события, неблагоприятная экологическая среда и отсутствие необходимого ухода создали по сути необратимые процессы, приведшие парк на край гибели:

1.    Полностью заросли тростником (а в некоторых местах и кустарником) обе бухты – прекрасные водные зеркала, отражавшие все береговые элементы природного ландшафта, а также рукотворные малые формы (павильоны, мостики, памятные скульптуры и др.)


2.    Из-за неработающей (разрушенной и заиленной) дренажной системы на территории парковых газонов и лугов образовался болотный биоценоз (на достаточно большой до 50 % территории лугов), который постепенно вытесняет все луговые травянистые сообщества, а вместе с ними и соответствующих насекомых, опыляющих не только цветочные растения, но и деревья-медоносы и кустарники. Тем самым нарушается целостность природного биогеоценоза.

3.    С исчезновением насекомых и злаковых трав (основной кормовой базы), естественным путем пропадает ряд пернатых и в том числе певчих птиц, что исключает эстетическую составляющую восприятия парка.

4.    При отсутствии птиц начинается бурное распространение вредоносных насекомых, повреждающих старовозрастные деревья- раритеты и хвойные лесные культуры. По данным комплексных предпроектных обследований (следуя Статье 15 Флорентийской хартии) – парк Монрепо находился до реставрации на последней стадии заражения различными болезнями и вредителями. Были даже определены эпифитотии по некоторым заболеваниям.

5.    А про вытоптанные корневые системы и полностью отсутствие бриоценозов на всем протяжении туристических маршрутов от Конца Света до острова Палатки и говорить не приходится. Все деревья под кронами несли колоссальную рекреационную нагрузку, и каждое нажатие ступней человека на корни деревьев наносило физическую травму, о которой никто из представителей ИКОМОС даже и подумать не хочет.

В проекте представлены все решения по вышеперечисленным проблемам с учетом подробных обследований и комиссионных обсуждений среди соответствующих специалистов.

И это только часть озвученных проблем, с которыми столкнулись проектировщики при подготовке документации по парку Монрепо. То, что из парка ушли ели, сосны, многие кустарники, весь парк зарос агрессивным 
кленовым и осиновым самосевом – это разве не повод выполнить рациональную и планомерную работу по возрождению уникального ландшафта? Это и есть исполнение Статьи 2 Флорентийской хартии об исторических садах, принятой ИКОМОС в декабре 1982 года: Ст.2 -
«исторический сад является архитектурной композицией, которая состоит в основном из растительного материала и, следовательно, живого, что  означает, что он скоропортящийся и возобновляемый». Следовательно, растительная составляющая парка Монрепо должна подвергаться как минимум возобновлению и как максимум - воссозданию. Это касается и Липовой корзинки и обеих дамб из ольхи черной, всех аллейных посадок и деревьев-солитеров (двухвершинная ель, сосна кедровая, дубы и др.). Все вышеперечисленные элементы утратили свое визуальное восприятие, которое должно было быть изначально и было реальностью (подтверждения тому – исторические фотографии, являющиеся неоспоримым доказательством существования того или иного ландшафтного объекта).
Но главная проблема состояла в том, что часть композиционных элементов садово-паркового искусства, с таким усердием и любовью создаваемые хозяином парка – ПОЛНОСТЬЮ УТРАЧЕНЫ! Это касается павильонов и малых форм. И встает вопрос - надо их восстанавливать или нет? Почему то о том, что основой композиции парка Монрепо являлись не скалы и не лесной массив, а те философские точки притяжения, которые барон Николаи с необыкновенной тонкостью и точностью расположил на территории усадьбы - все дружно забыли. И мне очень странно отметить то, что представители IKOMOS подвергают осуждению ГЛАВНУЮ ИДЕЮ – воссоздание единой композиции и визуальных связей архитектурных элементов в ландшафте, тем самым отвергая принципы Флорентийской хартии, где четко сказано об этом: Статья 10 гласит: Ст.10 - «в любых работах по поддержанию, реставрации, консервации и воссозданию исторического сада или какой-либо его части, все особенности его составных частей должны рассматриваться совместно. Разобщение  различных действий будет наносить вред единству целого». Или такой перевод этой же статьи: Ст.10. - «любая операция по поддержанию, реставрации, консервации или восстановлению исторического сада или его части должна учитывать все его элементы. Разъединить их - значит, нарушить связь, которая их соединяет». Мы видим, что целостность композиции – это основа подхода к любым работам в историческом саду. А павильоны техническим заданием не учтены и в проекте отсутствуют. Вот о чем надо спорить и добиваться восстановления наиважнейших элементов в парке Монрепо.

Следующий вопрос касается отдельных частей парка, которые являются постоянным объектом осуждения – плодовый сад и огороды. Считаю, что мы в полной мере выполнили условия восстановления этих объектов, указанные в Статье
16 той же Флорентийской хартии: Ст.16. – «реставрационные работы должны считаться с эволюцией данного сада. В принципе они не должны отдавать предпочтение одной эпохе за счет другой, кроме тех случаев, когда деградация или гибель некоторых частей сада может стать причиной восстановления его по сохранившимся фрагментам или неоспоримой  документации.  В  частности,  объектом возможного восстановления сада могут быть его участки, наиболее близкие к зданию, для того, чтобы обнаружить их связь». Данные участки имеют непосредственную близость к усадебным постройкам и подтверждают свое присутствие во многих описаниях и переписке, а также дневниках семьи владельца усадьбы. Археологические исследования также подтверждают их существование на территории парка.

И последнее – у парка вообще отсутствует соответствующее его площади и особенностям ухода подразделение эксплуатации. В Статье 24 Флорентийской хартии четко сказано, что: Ст.24 «исторический сад является таким элементом наследия, который по своей природе требует интенсивного постоянного ухода со стороны квалифицированных специалистов. Из этого следует, что необходима специальная подготовка соответствующего персонала, таких как историки, архитекторы, ландшафтные архитекторы, садовники, ботаники. Забота также должна распространяться на обеспечение постоянного размножения растений, необходимых для поддержания и реставрации». В проекте предусмотрен целый том по эксплуатации парка после восстановительных работ, перечень всех специалистов, садовой техники, регламент ухода и календарный план, а также, что немаловажно и отдельно прописано в хартии – создание питомника для выращивания посадочного материала и проведения работ в парке в будущем.

И еще один важный аспект, представленный в Статье 14 Флорентийской хартии: Ст.14. - «исторический сад должен сохраниться в свойственной ему окружающей среде. Любое изменение физической среды, которое подвергает опасности экологическую среду, должно быть запрещено. Эти меры касаются всех инфраструктур - и внешних, и внутренних (канализация, ирригационные системы, дороги, стоянки автомашин, сторожевые пункты, эксплуатационные устройства и т.д.)». Надо обратить внимание на то, что именно, с соответствии с это статьей, в нашем проекте вынесена за пределы исторического парка ВСЯ необходимая инфраструктура, чтобы не подвергать парк экологическим нарушениям.

С этой же целью был предложен в проекте так называемый Буферный парк, где местные жители могли бы отдыхать, не посещая основную территорию исторического сада Монрепо. Здесь также запроектировано место для проведения праздников, различных мероприятий в соответствии со Статьями 19 и 20 той же Флорентийской хартии: Ст.19. - «По своей природе и назначению исторический сад - это спокойное место, которое благоприятствует контактам, тишине, связи с природой. Такой подход должен контрастировать с исключительным использованием исторического сада как места проведения праздников. Следует определить условия посещения исторических садов таким образом, чтобы праздник, чрезвычайное событие смогли сами по себе продемонстрировать сад, а не способствовать его деградации и искажению».

Ст.20. - «Если в нашей каждодневной жизни сады могут приспособиться к практике таких акций, надлежит создать параллельно с историческими садами участки, предназначенные, например, для спорта, такие, которые отвечали бы  общественным запросам и не мешали бы сохранению исторических садов и достопримечательных мест».

Как видно из моих комментариев – принципы Флорентийской хартии не только не нарушены, а наоборот – выполнены в проекте практически в полном объеме.

В заключении сообщаю, что пункты, указанные в письме не соответствуют тексту Флорентийской хартии и сформулированы от третьего лица.

Цитата из письма:
2) Флорентийской хартии об исторических садах, принятой ИКОМОС в декабре 1982 года. В случае с Монрепо уместно особо подчеркнуть следующие принципы:
•    работа по поддержанию и консервации, которая служит для восстановления подлинности сада, всегда должна иметь приоритет перед требованиями
общественного пользования;
•    Все мероприятия должны обеспечивать сохранение духа этого места;
•    Хотя разные типы садов заслуживают разных подходов, все составляющие элементы должны рассматриваться единовременно, так как разобщение
различных действий может повредить единству целого.

 

Автор ландшафтной части
проекта реставрации парка Монрепо    Е.О. Штиглиц 12.03.2019.