12 Фев, 2020

  «Жениться хорошо, да много и досады...»
                                         М.В.Ломоносов


   14 февраля 1811 года в Монрепо было празднично и торжественно: барон Пауль Николаи женился на французской княжне Александрине Симплиции де Брольи.  Вскоре после церемонии Пауль напишет из Монрепо  Семену Романовичу Воронцову: «Я счастлив, наконец, сообщить вам о своей свадьбе. Бракосочетание состоялось здесь 14 февраля по н. ст. в камерной обстановке, похожей на ту, что была у вашей дочери». (Екатерина Семеновна Воронцова 25 января 1808 года вышла замуж за лорда  Герберта -  Георга Августа, 11-ого графа Пемброка, 48-летнего вдовца с двумя детьми).

    Пауль был счастлив! И влюблён в свою невесту! Рассказывая об Александрине Семену Романовичу Воронцову, он писал: «Первая ее заслуга в том, что она, будучи очень спокойной и сдержанной, принадлежит к тому классу женщин, коих начинаешь ценить по мере более близкого знакомства с ними. Она является для меня неиссякаемым источником богатств… она естественна и скромна, при этом сила духа, присущая ей в ее 22 года, выделяет ее даже среди тех девиц, кои превзошли ее возрастом».

   Дом барона Людвига Николаи в Петербурге был открыт для Франсуазы де Брольи  и ее дочери. Несколько летних месяцев они проводили в Монрепо. Пауль еще не был знаком с Александриной, а она уже была любимым ребенком в семье его отца, который лелеял ее, как собственную дочь.

   Когда же Пауль попросил руки Александрины, неожиданно для всех её мать, Франсуаза Луиза Анжелика де ля Брусс де Вертейяк, княгиня де Брольи-Ревель - отказала. Остаётся лишь гадать о причинах решительного отказа. Возможно, сыграло роль то, что Пауль был убежденным протестантом, а княгиня и ее дочь воспитывались в католичестве. 

   Пауль в отчаянии писал своему другу Михаилу Воронцову: «Сейчас получил письмо от матери  моей бедной Александрины, которое привело меня в полнейшее уныние. Можно сказать, что на этом завершается моя злосчастная история. Позавчера я предстал перед императрицей-матерью, чтобы попрощаться с ней перед отъездом. Её Величество приняла меня столь любезно, что я набрался смелости и молил её ходатайствовать за нас двоих. Она… согласилась поговорить с матерью Александрины. И  сим утром  отправилась в монастырь (княгиня де Брольи проживала в квартире в Смольном монастыре, где училась ее дочь), где долго беседовала с княгиней. Я только что получил от княгини письмо, в котором она отмечает, что не может сделать для императрицы больше, чем она сделала для своей дочери и меня, и даёт мне понять, чтобы я больше не посещал их. Посему моя последняя попытка не увенчалась успехом, а все мои прекрасные надежды обречены на крах. 3 марта 1810 года, два часа ночи».

  Как тут не впасть в уныние! В этой деликатной истории принимали участие и император Александр I, и вдовствующая императрица Мария Федоровна, и барон Людвиг Николаи. Но, скорее всего, последнее слово осталось за самой Александриной, которая была необыкновенно привязана к Паулю и заявила матери,  «что никогда не сочетается браком ни с кем другим…» (из письма Михаилу Воронцову 3 марта 1810 г.).

    Только в мае 1810 года, благодаря стараниям Её Величества императрицы-матери, удалось разрядить напряжение и договориться о браке. Мария Федоровна не только тактично и успешно завершила это щекотливое дело, но даже позаботилась о приданом для Александрины (некогда одна из самых знатных и влиятельных семей Франции, семья де Брольи-Ревель после Великой Французской революции оказалась в эмиграции в весьма бедственном положении).
Пауль восторженно пишет уже о своей НЕВЕСТЕ Михаилу Воронцову: «Это сокровище, которым я буду столь много любоваться,  и которое будет для меня одной из величайших драгоценностей, коими я владею в этом мире».

    Свадебная церемония 14 февраля 1811 года состоялась в Монрепо и была не очень многолюдна. «Иных уж нет, а те далече». Не было уже на этом свете давнего друга семьи Франца Лафермьера, не было и «добрейшего папаши» Мартинелли, который при перепланировке усадебного дома «думает прежде всего о прочности залы, чтобы Вы смогли там танцевать именно на Вашей свадьбе». Не смогли присутствовать в Монрепо в столь важный для Пауля день и Воронцовы.

    Пауль писал Михаилу Воронцову 9 марта 1811 года: «Мой дорогой друг, на этот раз вам пишет Николка, сочетавшийся браком. Ах, друг мой, какой мукой было для меня не обнаружить вас здесь: я разминулся с вами буквально на несколько дней. Я был уверен в нашей старинной дружбе, в том, что вы даже отправитесь в Монрепо, дабы принять участие в церемонии моего бракосочетания. Мои родители, пребывавшие там, также подтвердили мне, что вы прибыли в Петербург. Я заранее озаботился подготовкой для вас подобающего и тёплого жилья, сказав моему отцу, что я уверен в том, что привезу вас к нам. Посему посудите сами, как я был опечален, узнав, что вы вновь уехали лишь несколькими днями ранее».

   Увы, накануне генерал Михаил Семенович Воронцов покинул Петербург и отбыл на Балканы воевать с турками. В кампании 1811 г. под командованием генерала от инфантерии М.И. Кутузова  отличился в сражении под Рущуком (турецкая крепость на Дунае, ныне – болгарский город Русе), за что был награжден золотой шпагой с бриллиантами.

    Впереди у Пауля и Александрины -  дипломатическая служба в Лондоне, Стокгольме и Копенгагене, рождение и, увы, смерть детей. И последнее письмо Александрины мужу: «Я пишу тебе эти строки, мой Пауль, в годовщину нашей свадьбы и благодарю тебя за 13 лет счастья, которым обязана тебе. Я хочу рассказать о своих к тебе чувствах, которые переполняют моё сердце…». И – боль от потери любимой жены…

    Но это всё потом, а в июле 1811 года  Людвиг Николаи пишет другу, графу Семену Романовичу Воронцову из Монрепо: «Мой дорогой Павел влюблен в нее до беспамятства. Он готов сложить к ногам своей принцессы все земные сокровища и сам небесный свод».

В часы забав, во дни пиров,
Пред божеством благоговея,
Поэты славили любовь
И пышный факел Гименея.
И мы отраду возвестим
Князьям сегодняшнего пира;
Споет о счастьи молодым
Моя стареющая лира.  

    А.А.Фет

Материал подготовила Наталья Николаевна Лисица, 
младший научный сотрудник музея-заповедника «Парк Монрепо»


Литература:
1.    Письма барона Андрея Львовича Николаи к графам Воронцовым. Из архива музея-заповедника «Парк Монрепо».
2.    Письма барона Павла Андреевича Николаи к князю Михаилу Семеновичу Воронцову. Из архива музея-заповедника «Парк Монрепо».
3.    «La Reverende Mere Niciolay et les origins de la Congregasion de la Sainte-Famille de la Delivrande». Из архива музея-заповедника «Парк Монрепо».

Иллюстрации:
1.    Кабинет в усадебном доме Монрепо с портретами членов семьи Николаи. Фото С.Брандер. 1912 г.
2.    Кур Жозеф-Дезире. Портрет Пауля Николаи.
3.    Портрет Франсуазы де Брольи-Ревель. 1800-е годы. Национальный музей Финляндии.
4.    Фогель Карл Кристиан. Портрет Александрины Симплиции де Брольи.