14 Мар, 2018

       В июле 1779 года, в карете, запряженной шестеркой лошадей, в Петербург въехал один из самых загадочных персонажей XVIII века граф Калиостро. Ехал он из Курляндии без приглашения, и, казалось бы, никаких особых дел у знаменитого европейского авантюриста в далекой России не было. Тем более что в столице российской империи он находился инкогнито под именем графа Феникса и выдавал себя за обычного доктора, не уставая повторять всем вокруг, что его ничего не интересует, кроме медицины. Врачи, служившие тогда в Петербурге, по большей части иностранцы, подняли приезжего графа на смех, ведь его подлинное имя ни для кого секретом не было, к тому же он не имел никаких дипломов и под своим настоящим именем, Джузеппе Бальзамо, всего лишь несколько лет прослужил помощником монастырского аптекаря. Калиостро и его супруга Лоренца поселились в доме генерал-поручика Виллера на нынешней набережной Кутузова, дом 24. Этот дом близ Летнего Сада в конце XVIII века был двухэтажным, и отсюда было рукой подать до Мраморного дворца светлейшего князя Потёмкина, что имело определённое значение в событиях, произошедших с графом в дальнейшем…


    Среди людей, оставивших свои воспоминания о знакомстве с графом Калиостро,  был и Людвиг Генрих Николаи, который так описывал эту встречу:
    «Однажды меня пригласила на обед госпожа фон Ц. и настоятельно просила  помочь ей побеседовать с графом Калиостро, которого она ожидает.  Он посетил Россию в 1779-1790 гг. и занимался здесь своими мистическими излечениями и преподавал новую систему франкмасонства. Его хорошо принимали в обществе, а дамы просто его обожали. Этот авантюрист занимался своими делами в Петербурге, разыгрывая из себя целителя и мастера на все руки; благодаря фокусам пользовался большой славой. Он был богат и делал это из человеколюбия и собственного развлечения, но в основном он посвящал себя высокой философии.


    Мое естественное отвращение ко всему притворно-фантастическому удерживало меня от того, чтобы бегать к нему на магические сеансы вместе со всеми, я считаю это слабостью у разумных людей. Но поскольку представился удобный случай видеть его в тесном кругу, я из чистого любопытства принял это приглашение.  

 
    Внешность Калиостро неприятно поразила меня, – в ней не было ничего благородного, возвышенного. Мадам Ц. встретила его скромным обращением: «А, месье Калиостро…» и сразу же попросила прощения, что не назвала его графом. «Что граф!, – воскликнул он, – Я тот, кем хочу быть: сегодня князь, завтра граф, маркиз или барон». Затем он стал пространно рассказывать о том, как он лечит больных. Не будучи врачом, я перевел беседу на фармацевтику, так как немного в ней разбираюсь. Без остановки он нес несусветную чушь и проявил полнейшее невежество. Пришлось мне отвернуться, чтобы скрыть усмешку. К счастью, позвали к столу…».


            Скептицизм, трезвость ума и разумная оценка происходящего были свойственны Л.Г.Николаи, но многие вельможи не разделяли его мнения и были в полном восторге от графа Калиостро, считая, что он  «сверкнул как яркая звезда на нашем тусклом небосклоне».     В те времена Калиостро было 36 лет, но о себе он рассказывал следующее: «Рожденный через 200 лет после Всемирного потопа, я знавал пророка Моисея, не раз беседовал с Христом, бродя с ним по берегу Тивериадского озера, принимал участие в оргиях Нерона, с войском крестоносцев брал Иерусалим и т. д. В России я намерен основать масонскую ложу, в которую будут приниматься и женщины. Являясь главой египетского масонства, я должен распространять свое учение повсеместно».

           Популярность Калиостро в Петербурге росла день ото дня, особенно после излечения Паши Гагарина, сына одного из самых влиятельных вельмож империи. Мальчик тяжело заболел, от него отступились лучшие врачи, подписав ребенку смертный приговор. По совету влиятельных друзей Калиостро родители показали мальчика графу. Тот сказал, что случай тяжелый и он сможет вылечить ребенка, но должен его забрать на две недели. К удивлению всей столицы, Гагарины доверили ребенка Калиостро. Через две недели Паша вернулся домой совершенно здоровым. Когда же его спрашивали, колдовал ли доктор, мальчик отвечал, что тот давал ему душистые настои из трав, много с ним разговаривал, но ничего дурного не делал.
  

 Тут перепугались уже петербургские врачи. Они пустили слух, что вместо мальчика Гагариным вернули девочку, а мальчика Калиостро будто бы закопал во дворе своего дома. Гагарины возмущались, мальчик смеялся, Калиостро только отмахивался от клеветы. Гагарины привезли Калиостро тысячу золотых империалов, граф отказался взять деньги, сказав, что лечит бесплатно. За девять месяцев, проведенных в Петербурге, он принял несколько сот больных, ни с кого не взяв ни копейки. Цветущая жена графа – Лоренца – в беседах с супругами столичных сановников между прочим сообщала, что на самом деле ей 700 лет. А её молодость – результат приёма волшебного эликсира, изобретённого Калиостро. Надо ли говорить, как быстро петербургские дамы разнесли эту новость по городу и охотно приобретали эликсир за очень существенные деньги.
    
    Людвиг Генрих Николаи при той единственной встрече с Калиостро завел научную дискуссию, в которую то и дело вставлял термины из области алхимии. «Я в качестве наживки ввернул словечко об элементарной соли, Калиостро стал засыпать меня потоком загадочных фраз. Из любопытства я в молодости прочел несколько книг по алхимии, при этом никогда не прикасался к тигелю (тигель – сосуд для плавки металлов – прим. авт.), но при этом я мог свободно манипулировать зелеными львами, черными жабами и тому подобное. Господин Б, сидевший рядом, повернулся к своему соседу и сказал чересчур громко: «Ничего себе, граф загибает!» Калиостро, должно быть, услышал эти слова, потому что сразу умолк и вышел из-за стола…».
    

Помимо приема больных в доме генерала от артиллерии Мелисино, мастера масонской ложи, Калиостро проводил сеансы черной и белой магии. Ну и самая главная миссия, с которой приехал в Петербург Калиостро, – это послание французских масонов русским собратьям. Встречи Калиостро с вольными каменщиками Петербурга проходили, в частности, в павильоне «Ротонда» – одной из построек комплекса Елагинского дворца, где позже, во время реставрации, в подвале были найдены загадочные сосуды, предназначение которых неизвестно. Ротонда или, как ее иначе называют, Павильон под флагом, стоит в окружении лиственниц, которые являются символическим деревом масонства, и к тому же располагается на месте встречи четырех основных стихий - воздуха, воды, земли и солнца. И потому он считался самым подходящим местом для разных мистических опытов и был по достоинству оценен графом Калиостро. К тому же граф, по своей привычке всюду обещать разные клады, сообщил российским масонам, что где-то в подвалах Ротонды хранятся рукописи царя Соломона, которые он собирался найти для курляндского дворянства, а, может быть, и саркофаг Гомера. Иван Перфильевич Елагин, государственный деятель и великий мастер масонской ложи Петербурга, хотел выучиться от Калиостро делать золото. Видимо, поиски философского камня в Ротонде не удались, так как известно, что секретарь Елагина дал Калиостро пощечину, может быть, за обман насчет золота.
  

 Тем не менее, существуют сведения, что Калиостро предложил также князю Потемкину увеличить втрое весь его золотой запас, и в данном случае эта затея удалась. Потемкин, несмотря на то что был одним из самых богатых людей Европы, согласился; во-первых, из любопытства, а во-вторых, из чувства симпатии к графине Лоренце. После манипуляций Калиостро золото взвесили и подвергли анализу, – его стало в три раза больше, а Калиостро получил треть золота за труды. Потемкин обратился к Калиостро еще и как к химику; дело в том, что в русской армии случилась беда. В арсеналах, где хранилась амуниция, таинственным образом исчезли все пуговицы для солдатских мундиров. Вместо них обнаружились лишь горстки серой пыли. В то время мало кто знал, что олово, из которого делали пуговицы, может заболеть оловянной чумой и превратиться в пыль. Калиостро исследовал олово и предложил Потемкину в дальнейшем делать пуговицы из сплава цинка и меди, называемого латунью. С тех пор и до наших дней пуговицы на военных мундирах делают из латуни. Потемкин был так благодарен Калиостро, что заплатил ему из армейской казны 25 тысяч рублей – деньги по тем временам огромные.


    И после этого Потемкин пошел к Екатерине просить, чтобы она приняла Калиостро. Но в конечном итоге покровительство Потемкина вышло графу боком. Матушка Екатерина быстро смекнула, что ее фаворит увлечен вовсе не тайными науками, а прелестями госпожи Лоренцы. К тому же первейшим врагом Калиостро стал лейб-медик императрицы Екатерины Роджерсон, который всюду кричал, что граф – шарлатан и жулик. Тогда Калиостро предложил такое соревнование. Каждый из врачей приготовит свой яд и даст сопернику отведать пилюлю. Проглотив пилюлю, следовало приготовить противоядие. Кто останется жив, тот и победил! Роджерсон не на шутку испугался и отказался встречаться с Калиостро, при этом наговорив императрице что-то такое невероятно ужасное, что она не только отказалась принять графа, но даже написала пьесу «Обманщик», где вывела Калиостро под видом жулика Калифлакжерстона. Высший свет в угоду императрице над комедией очень смеялся.


    Людвиг Генрих Николаи в своих воспоминаниях писал: «Калиостро изо всех сил старался, используя славу своих чудесных излечений <…> сблизиться с императрицей Екатериной, которая так и не допустила его до себя. Именно Екатерина II поручила поэтессе Элизе фон Рекке (к слову сказать, хорошей приятельнице Л.Г.Николаи), её фрейлине, находившейся целиком под влиянием таинственных чар Калиостро, разоблачить шарлатана в его ложных учениях, что поэтесса и сделала».


    Будучи женщиной решительной, Екатерина II быстро поставила светлейшего князя на место, а Калиостро повелела «елико возможно поспешно» покинуть пределы Российской империи. Сам Калиостро через много лет написал в своих мемуарах: «Я поселился бы постоянно в России и закончил бы свои дни в государстве, в котором в течение некоторого времени был абсолютно счастлив. Однако небо решило иначе!». Граф остался верен себе – он выехал одновременно со всех застав Петербурга, везде его видели, и везде он оставил свою подпись.


    Л.Г.Николаи, несмотря на нелестный отзыв, оставил в своих мемуарах достоверное свидетельство невероятного выигрыша в лотерею одного из своих хороших знакомых: «Барон фон Т., очень умный человек, но в стесненных обстоятельствах, часто ходил к Калиостро, который заявлял, что в любой лотерее может точно вычислить 5 номеров из 90, если ему точно укажут место, месяц, число и время лотереи. Г-н Т. захотел попытать счастья, он сказал, что на том-то месте завтра в 11 часов будет разыгрываться лотерея. Калиостро назвал ему 5 цифр, велел их сложить, вычесть, умножить и разделить между собой, пока наконец не получились 5 цифр, которые наверняка выиграют. Г-н Т. играл в лотерею часто, но всегда без успеха, но в тот раз эти цифры действительно выиграли! Г-н Т. был вне себя от счастья и упрашивал Калиостро объяснить ключ к этой тайне, на что маг ответил ему так: «это золотая жила, которая дала мне богатство!».


    Дальнейшая судьба графа Калиостро складывалась из взлетов и падений.
В Германии он работал по шестнадцать часов в сутки, чтобы принять всех пациентов, с которых, как всегда, не брал плату. Слава его была так велика, что перед его домом круглые сутки стояли толпы людей, жаждущих дотронуться до его камзола. Но в 1785 году он был арестован во Франции по несправедливому обвинению и брошен в самую страшную тюрьму – Бастилию. Через год мучений его все же оправдали и выслали из страны. И вот к этому моменту относится его странное предсказание: он заявил, что во Франции скоро случится революция, народ казнит короля, разрушит Бастилию, и это место «станет местом прогулок парижан».


    Это предсказание, после того как оно свершилось, ему припомнили. В декабре 1789 года он был схвачен в Риме и передан в руки святой инквизиции. Тайный процесс, документы которого до сих пор засекречены Ватиканом, продолжался больше года. Калиостро и его жену, прекрасную Лоренцу, обвинили в черной магии и приговорили к вечному заточению в тюрьме. Через четыре года отравили сначала Лоренцу, а потом и самого Калиостро.


Материал подготовила: Рассахатская Надежда Александровна, старший научный сотрудник НИО ГИАМПЗ «Парк Монрепо».

Источники:
1.    Вейдемейер, «Двор и замечательные люди в России», ч. 1.
2.    http://www.gorlib.ru/links/cat1.php?ds=p
3.    https://agesmystery.ru/rubriki/lica-istorii/kaliostro-v-peterburge/
4.    http://22sobaki.livejournal.com/69476.html
5.    http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/masony/5.php
6.    http://www.vokrugsveta.ru/tv/vs/cast/528/
Иллюстрации:
1.    Калиостро. Гравюра.
2.    Граф Калиостро в алхимической лаборатории
3.    Калиостро дурит народ. Шарж. Лондон
4.    Иван Перфильевич Елагин
5.    Лоренца
6.    Дом генерала-поручика Виллера на наб. Кутузова, 24
7.    Павильон «Ротонда». Елагин остров