14 Дек, 2018

Журнал "Старые годы" в номере за октябрь-декабрь 1916 года опубликовал несколько статей своих постоянных  авторов о художественных  сокровищах Гатчинского дворца, относящихся  к  XVII-XVIII векам.  Так, статья  А. Н. Кубе посвящена великолепному Луке Джордано  (1634-1705);  Сергей Эрнст возвратил нас к теме россики  – иностранным художникам, творившим в России, а редактор-издатель журнала П. П. Вейнер напомнил о забытой венецианской  художнице Розальбе Каррьере  (1675-1757), авторе многочисленных пастельных портретов.                   Это даёт нам возможность вновь вспомнить о владетельном  основателе Гатчины, великом князе и императоре Павле I как о собирателе произведений искусства европейских мастеров.

    Картинная галерея Гатчинского дворца начала формироваться ещё при первом владельце  –  графе Г.Г. Орлове.  Многие произведения были подарены ему Екатериной II.  После смерти Орлова в 1783 г. Гатчинская мыза отошла в казну, а затем была подарена императрицей наследнику и великому князю Павлу Петровичу со всеми коллекциями,  находившимися во дворце.  
    Живописная коллекция пополнялась при всех владельцах Гатчины  –   Павле Петровиче,  Николае I, Александре III. ( К 1917 году она насчитывала 2000 полотен, в том числе 632 портрета  –  самое крупное собрание портретов в России).             

Сокровищница Гатчинского дворца поистине велика!  Среди таких сокровищ числятся девять картин  уроженца Неаполя, ярчайшего представителя эпохи барокко, великого  Луки  Джордано.  

    Его отец, Антонио Джордано, был весьма посредственным художником и торговцем картинами.  Для его лавочки молодой Лука копировал произведения великих мастеров прошлого   –   Тициана,  Риберу,  Бассано и других корифеев живописи.  Согласно легенде, Лука обнаружил талант копировальщика в самом юном возрасте, примерно в 7-9 лет.
   

  По поводу его художественной биографии есть много разночтений и разногласий.  Учителем Джордано, скорее всего, мог быть Пьетро да Кортона, один из творцов позднего барокко, хотя некоторые биографы называют  Хосе де Риберу, большого почитателя Караваджо.  Позднее Лука изучал в Парме  –  Корреджо, в  Венеции  –  Веронезе и Тициана и увлёкся ими,  пытаясь постичь тайны светоносного колорита знаменитых  венецианцев.  
    Обращался  Джордано и к творчеству Джованни Лоренцо Бернини  – выдающегося архитектора, скульптора и художника XVII века, чьё творчество, по сути, являлось эталоном  эстетики  барокко. Завершил он своё образование копированием работ Рафаэля и Микеланджело.   

    Он был необычайно одарён, в нём всего было с избытком. За умение имитировать стиль любого художника  Лука получил прозвище "Протей"  (сын бога Посейдона, способный принимать любое обличие).  
   Можно сказать, что этот живописец впитал и соединил в себе всё богатое художественное наследие, весь итальянский гений своего и прошлого времени.  Отсюда его триумф и колоссальный успех ещё при жизни.
    Лука Джордано принадлежит к знаменитейшим  "скорописцам" в истории итальянской живописи. Он работал невероятно быстро. За скорость написания своих картин он получил  другое прозвище "Лука Фа-Престо" ( Лука работает быстро ):  великолепная "Юдифь" капеллы монастыря св. Мартина была написана за 48 часов.  
  

 Вернувшись в 1685 году из Флоренции, где он выполнял заказы для великого герцога Тосканского Козимо III, на родину в Неаполь,  Джордано  создал огромное количество работ для церквей и частных лиц. Позже, уже в ореоле громкой славы, художник уезжает в Испанию, где становится придворным живописцем испанского короля Карлоса II.  Король жалует ему дворянство, осыпает своими милостями и назначает огромное годовое содержание.  (Поклонником его искусства был Франсиско Гойя).
    В 1702 году художник вновь возвращается в родной Неаполь, где его лебединой песней стала потрясающая фреска капеллы монастыря  св. Мартина  "Триумф Юдифи", 1704 г.  Скончался  Лука Джордано  на рубеже двух столетий,  в январе 1705 года и похоронен  в церкви  св. Бригитты.  
     Само творчество Джордано  –  это почти стихийное явление. Он отличался удивительной  лёгкостью творчества при поразительной работоспособности.  Мастер "быстрой кисти" оставил нам около 5000 картин, не считая множества фресок больших размеров. Он настолько верно отразил беспокойный и мятежный дух своего времени, что его воздействие почти моментально.  

   Его творения не рассчитаны на спокойное размеренное любование, они должны поражать, ослеплять, удивлять.  Его искусство  –   это неисчерпаемый  источник радости, оно всегда несёт в себе атмосферу праздника.  Воплощая в себе черты позднего барокко, его живопись, яркая, экспрессивная,  уже насыщенная светским духом,  предвосхищала новые открытия века Просвещения.  Многие его находки можно увидеть в творчестве следующих за ним мастеров.
  

Его неповторимый стиль не был похож на почерк, технику и стиль других художников, но сама живописная манера, чувство красоты,  полёт его мысли, фантазия  –  вот то, что покоряет всех, кто полюбил и принял его творчество.
    Среди шедевров Гатчинского дворца необычайной силой отличается картина  "Изгнание Адама и Евы из рая".  На фоне унылого пейзажа три огромные, заполняющие всё пространство холста, фигуры   –  Ангела с огненным мечом,  Адама и Евы, над которыми повисла тёмная грозовая туча.  Прекрасен профиль юноши-ангела в развивающихся одеждах.  Об ужасе положения говорят трагически приподнятые руки Адама.  Фигура Евы, наполовину спрятанная за Адамом, её лицо тоже полны драматизма.  Рядом у камня притаились два зайца и какая- то небольшая птица.
   

Две картины с общим названием "Избиение младенцев" принадлежат ко времени увлечения творчеством Хосе де Риберы.  Лица солдат и матерей искажены болью и страданием.  Сама тема стала интересовать итальянских художников примерно с конца  XV века и первым , кто отразил её, был Маттео ди Джованни  (1435-1495).  Он оказался свидетелем  учинённой турками резни в 1480 г. во время их нападения на южно-италийское побережье.  Великие мастера Возрождения не касались этой темы;  к ней вновь обратились ученики Микеланджело, а затем школа натуралистов.
  К этому же периоду увлечения Риберой относится и картина на один из самых известных библейских сюжетов  –  "Убийство Авеля".

    В  период увлечения академизмом мастер пишет картину  "Осмеяние Ноя".  На ней, старший из братьев, Хам, с лицом неаполитанского бродяги, показывает левой рукой на опьяневшего  Ноя.  Младший брат, Иафет, пытается плащом с ниспадающими складками прикрыть "наготу отца своего".   

    Ещё один шедевр мастера  –   "Диана и Эндимион".  Представляет собой сцену отдыха после охоты.  Прекрасный юноша с чёрными кудрями обтирает отдыхающей богине правую ногу, левая уже обута.  Рядом притаились две собаки.  На фоне почти чёрной листвы невероятно белое тело богини охоты кажется ещё светлее.  Перекликается с его работами  "Туалет Вирсавии" и "Вирсавия в купальне".

   "Стадо на водопое"  –  яркий образец пастушеской, написанной в жанре буколик,  живописи.  Картина дышит сельским  покоем и миром.  На ней  –  стадо овец, пришедшее на водопой.  Одни уже напились и легли отдыхать, другие  ждут своей очереди утолить жажду.  Одна из работниц держит на руках  маленькую овечку. Пастух в широкополой шляпе беседует с другой работницей и держит в руках пузатый глиняный кувшин.  Невдалеке  стоит понурая корова.  Простоватый деревенский сюжет, но почему-то пленяет нас удивительным простодушием и искренностью.

   Безусловным шедевром  Луки Джордано является написанное в серебристых  тонах  "Рождество Иоанна Крестителя".  Здесь художник выстраивает свою картину как некую декорацию.  Этот сложный способ построения сюжета картины он заимствовал у великих венецианцев, у которых он учился. Наверху совершается чудо  –  родился Предтеча Спасителя;  внизу идёт своим чередом обычная жизнь:  служанки заняты бельём,  у жаровни пристроился плутоватый мальчишка,  на стуле мирно дремлет кошка.По ступеням каменной лестницы поднимается ещё не пришедший в себя от изумления Захария.  Свет, исходящий от младенца, освещает группу взволнованных женщин.  В глубине картины   –   ложе со святой Елизаветой.  Чуть дальше открывается вид на улицу, видно здание с плоской крышей, на которой два человека оживлённо жестикулируют.

    И наконец, одно из самых дивных произведений Луки  Джордано в Гатчине   –   это "Ринальдо и Армида". Оно уже предвещает  XVIII век.  Ринальдо,  собравшийся в крестовый поход, как - будто забыл о своей высокой цели и сидит у ног похитившей его  дочери царя Дамаска.  Кругом шумят волшебные сады Армиды,  доспехи рыцаря лежат у его ног, и он не может двинуться с места. Из темноты выступают фигуры двух крестоносцев, посланных, чтобы спасти Ринальдо от чар красавицы Армиды.

    Творения  Луки Джордано  –  это тот счастливый  случай, когда произведения искусства, увезённые за границу  привыкают к новой обстановке, уживаются с ней, не теряя при этом  аромата своей страны.  Подобное чудо случилось и с произведениями блистательного неаполитанца. Но время идёт, многое изменилось, и в настоящее время картины мастера оказались в разных музеях страны, в частности, в Эрмитаже.

 

Материал подготовила Т. Л. Просина,
хранитель музейных предметов

Иллюстрации и литература:

Кубе, Альфред Николаевич (1886–1942). Лука Джордано в Гатчине. / А. Кубе. // Старые годы: ежемесячник для любителей искусства и старины. 1916. Октябрь-декабрь. С. 79-84.

•    Заставка к статье А. Н. Кубе о Луке Джордано в журнале «Старые годы».
•    «Лука Джордано: Стадо на водопое. (Гатчинский дворец).»
•    «Лука Джордано: Диана и Эндимион. (Гатчинский дворец).»
•    «Лука Джордано: Ринальдо и Армида. (Гатчинский дворец).»