23 Май, 2018

Как весело, нельзя тебе изобразить,
Биографический словарь такой чертить!
И.М.Долгоруков

  «M-r Nicolay был казначей государя Павла, во время его великокняжества, и современник моих веселых дней при дворе. Игравши комедию у Наследника, я был знаком со всем его штатом и искал в каждой особе, его окружающей, благосклонного к себе расположения. Этот иностранец, титулованный тогда званием барона, обходился со мной приятельски и без чинов; знакомство мое с ним продолжалось столько, сколько и театр придворный: другой не было побудительной причины.

  Влюбившись в девицу Смирную (первая супруга Долгорукова, Евгения Сергеевна Смирная, выпускница Смольного института, фрейлина), находившуюся при Их Высочествах, которая потом сделалась моей женою, я искал всякого случая видеться с ней, и часто по вечерам ходил, после ужина Великого Князя, который кончался очень рано, посидеть еще к господину Николаи. Евгения моя прихаживала туда же к жене его, и в их маленьком сообществе мы связывали потихоньку тот узел, который потом соединил нас в одно тело и душу. По сим свиданиям г. Николаи пребудет мне памятен навсегда; впрочем, женясь, я скоро отстал от его знакомства, и с тех пор, как Павел, вступя на престол, наградил кассира своего чинами и деревнями, нигде уже с ним не видался.

   Мне довелось однажды, во время Шведского похода (имеется в виду русско-шведская война 1788-1790 г.), быть в его Финляндском поместье, без него, и там я с час любовался на прекраснейший утес над пространной водою, который возобновил в памяти моей баснословные предания о романтических событиях, прославивших скалу Тарпеянскую (с Тарпейской скалы сбрасывали преступников; свое название получила от имени Тарпеи, дочери царя СпурияТарпея, которая открыла ворота крепости осадившим ее сабинянам из любви к их царю Титу Тацию и из желания получить золотые украшения сабинских воинов; сабинские воины, взяв крепость, забросали Тарпею щитами в знак ее алчности и предательства) и скачок Левкада (по преданию, поэтесса Сафо бросилась в море со скалы Левкада).Это место, прекраснейшее во всей той области, принадлежит тому, кто никогда не имел никакой собственности и провел почти всю жизнь свою пересчитывая чужой капитал, да и то доколе Павел был наследником…Но чего не делает Фортуна, когда она кому-нибудь улыбнется!»


  Вот такие воспоминания о Людвиге Генрихе Николаи оставил князь Иван Михайлович Долгоруков. Болезнь приковала к креслу на два года Ивана Долгорукова, за это время он создал уникальное произведение - «Капище моего сердца или словарь всех тех лиц, с коими я был в разных отношениях в течение моей жизни», которое сам автор назвал «календарем своего сердца». Он вспоминает «таких людей, которые чем-нибудь, или смешным, или приятным, или ненавистным заставили меня помнить себя до последней минуты»,  «тех мужей и жен, с коими встречался на поприще мирских сует». Свои воспоминания Иван Михайлович строит по типу календаря: один день – один персонаж. Так и сложился «лексикон отношений и связей частного человека» с 365 самыми разными людьми.


  Мемуары князя Долгорукова относятся ко времени его пребывания в Гатчине при «малом дворе» великого князя Павла Петровича и его супруги Марии Федоровны. В Гатчине очень любили театр, поэтому любимым развлечением были театральные постановки. «Их Высочества любили театр. Он был забава по моде», - писал князь Долгоруков.

В Гатчинском дворце имелся свой небольшой, но очень хороший театр. Почти ежедневно давались театральные представления. Играла, как правило, немецкая придворная труппа, но их представления считались скучными по сравнению с любительскими спектаклями, которые играла труппа «благородных актеров». Чаще всего ставили легкие французские комедии с пением и балетом. А труппа «благородных актеров» состояла из фрейлин  Борщовой, Алымовой (одной из первых русских арфисток), Нелидовой, которая прекрасно пела и танцевала. Князь Иван Долгоруков был признан лучшим оперным премьером. В устройстве этих театрально-музыкальных забав деятельное участие принимала великая княгиня Мария Федоровна, которая заведовала всей бутафорской частью и декорациями. Костюмы порой выдавались из личного гардероба великокняжеской четы, а вместо бижутерии на одеждах блистали великокняжеские бриллианты, жемчуга и изумруды.


 В опере Дмитрия Бортнянского «Сын-соперник» Иван Долгоруков пел партию дона Педро. Он появился на сцене весь обшитый алмазами, снятыми с парадного золотого кафтана Павла Петровича, который тот носил в особо торжественных случаях. Театральный костюм князя стоил фантастическую сумму — почти 300 тысяч  рублей.


    Дмитрий  Бортнянский с 1783 года занимал должность великокняжеского капельмейстера, он учил играть на клавире Марию Федоровну, писал марши для военных экзерциций наследника престола, организовывал концерты в Павловске и Гатчине. И писал оперы для труппы «благородных актеров». Им написаны оперы «Праздненство сеньора», «Сокол», «Сын-соперник».  Представление оперы «Сын-соперник»  приурочено было к празднованию дня рождения великого князя.
 Либретто к операм Бортнянского написал Франц ГерманнЛафермьер, о котором тоже оставил свои воспоминания князь Иван Долгоруков.


    «Иностранец швейцарской нации (laFermiere). Я его узнал при дворе великого князя, при котором он находился чтецом и занимал его в досужные пополуденные часы словесностию. Он сочинил для благородного театра их высочеств две оперы: одну под названием «Lefaucon» («Сокол»), а другую «DonCarlos» («Сын-соперник»), которые с успехом и всей возможной пышностью в одеяниях и декорациях были нами разыграны в Павловске и на Каменном Острову. Я в первой играл доктора, а в последней отца и был одет во все брильянты великого князя. Сей иноземец был хорошо ко мне расположен, я часто с ним беседовал. Потом он жил в Володимирской губернии, у графа Александра Романовича Воронцова,где и умер, и схоронен на монастыре или в ограде сельского храма, и над гробом его воздвигнут графом прекрасный памятник. Я никогда не забуду приятных часов, которые делил у двора в обществе с Лафермьером, и, очень долго спустя после свиданий моих с ним, приехавши в деревню графа Воронцова, уже по смерти того и другого, я как очарован был, войдя в комнату, обитаемую иностранцем. Там я нашел портреты многих лиц, коих он знал у двора в ближайшем кругу великого князя; все они были очень похожи, все так живо представили мне золотые дни моей цветущей молодости, что я заплакал… Все бы чины свои отдал за то, чтоб быть тем офицером гвардии, которому было весело, который был счастлив и не умел ничего пожелать, кроме чистейших удовольствий сердца».

Материал подготовила библиотекарь
музея-заповедника «Парк Монрепо» Лисица Наталья

Литература:
Долгоруков, И.М. Капище моего сердца, или словарь всех тех лиц, с коими я был в разных отношениях в течение моей жизни. "Русский архив" 1890 г.

Первый театр в Гатчине//gatchinamuseum.livejournal.com/
«ОрфейрекиНевы»//history-gatchina.ru

Иллюстрации:
1.    Левицкий Д. Портрет И.М.Долгоруков. 1782 год.
2.    Жан Франсуа Жанине. Нина, или Безумная от любви. 1787 г. В роли Нины – супруга И.М.Долгорукова – Евгения.
3.    Титульный лист первого издания книги И.М. Долгорукова «Капище моего сердца, или словарь всех тех лиц, с коими я был в разных отношениях в течение моей жизни».