15 Дек, 2017

 В книжном собрании "Парка Монрепо" хранится книга о великом русском учёном, оставившем свой след во многих отраслях науки, – Михаиле Васильевиче Ломоносове  (1711 – 1765). Вышла в Санкт-Петербурге в 1911 году, отпечатана в Типографии Императорской Академии наук. Составитель очерка – М. Б. Меншуткин. Издание подготовлено к 200-летнему юбилею со дня рождения М. В. Ломоносова.
  

 Гениальный учёный, выдающийся российский просветитель, человек, опередивший своё время, – так можно сказать об этом удивительном и незаурядном человеке. Он был награждён от природы многими талантами, и ещё больше трудолюбием, обладал выдающимся умом и наблюдательностью. Прожив на свете всего 53 года, он создал столько, что другому хватило бы на несколько жизней. Он много сделал не только в физике, химии, минералогии, но и в литературе, филологии, просветительской и административной деятельности. Ломоносов – первый русский учёный-химик и создатель первой в России химической лаборатории. Создатель мозаичного искусства в России. Он является создателем норм современного русского языка и правил стихосложения. Многие его мысли и теории доныне сохраняют своё значение. 
    

М. В. Ломоносов родился 8 ноября 1711 г. в семье помора Василия Дорофеевича Ломоносова в деревне Денисовка Холмогорского уезда Архангельской губернии. В детстве он часто слушал рассказы отца и промышленников, входивших в его артель, про моря и страны, где они побывали, про зверей и рыб, которыми они промышляли. И не было более благодарного и жадного слушателя, чем юный Михайло Ломоносов. До 19-летнего возраста он ходил на промысел вместе с отцом. Там он многое повидал и многому научился. Наблюдал действие волн на берега, приливы и отливы, ветры, льды и ледяные горы Северного Океана, северное сияние и многое другое. Всё это возбуждало в нём живой интерес и страстное желание учиться. Грамоте Михайло научился рано. После возвращения с промыслов, он принимался за книги. Но ему всегда хотелось большего и по преданию, с ведома отца, молодой Ломоносов, возможно, с рыбным обозом из Холмогор, в январе 1731 г. прибыл в Москву.
  

 В то время существовало единственное учебное заведение, которое могло называться высшим  – Славяно-греко-латинская Академия при Заиконоспасском монастыре (основана в 1684 году во времена правления царевны Софьи Алексеевны). В то время она имела 8 классов: 4 низших, 2 средних и 2 высших. В Академии Ломоносов, прежде всего, принялся за латинский язык, в то время преддверие всех наук. Учение ему давалось легко – через год он уже писал небольшие стихи на латинском языке. Но, увы, точных наук, к которым он так стремился, в духовной академии не преподавалось. Поэтому все свободные часы он проводил в монастырской библиотеке, но там было лишь незначительное число книг не духовного содержания. Жить приходилось в большой бедности: на один алтын жалованья в день, из этого  –  на денежку хлеба, на денежку кваса, что оставалось  –  на бумагу, обувь и другие нужды. Как вспоминал сам Ломоносов: "Таким образом жил я пять лет и наук не оставил. Да ещё школьники малые ребята кричат и перстами указывают: смотри-де какой болван  пришёл в двадцать лет латине учиться!"
  

 Несмотря ни на что, пребывание в Академии было для  Ломоносова  весьма плодотворным: он получил знания, которые вряд ли сумел бы приобрести самоучкой, а такие науки, как логика и философия способствовали выработке ясности и правильности мышления, которыми отмечены все его позднейшие научные  работы. В то же время тяжёлые условия жизни закалили его и дали силу и настойчивость для преодоления самых разных препятствий, встречавшихся на жизненном пути.
    

В 1735 году для Ломоносова совершенно неожиданно открылись новые пути к дальнейшему просвещению. Сенат предписал  ректору Московской Духовной Академии, архимандриту Стефану выбрать и послать в Петербург 20 учеников "наиболее в науках достойных". Таких учеников нашлось всего 12, и среди них, как один из лучших, был философ Михайло Ломоносов. Все они были отправлены в Петербург 23 декабря 1735 года, прибыли туда в первый день нового 1736 года, а на следующий день были зачислены студентами Университета. Это было его первое соприкосновение с Петербургской Академией наук, и с тех пор до самой смерти его судьба была неразрывно связана с деятельностью Академии. (В то время Академия наук была одновременно и учёным, и учебным заведением: она включала в себя гимназию, Университет и собственно Академию наук, т.е. высшее учёное общество.) Возглавлял Академию наук в то время  барон  И. А. Корф.
    

Но, воистину, пути судьбы неисповедимы, и она готовила Ломоносову новую неожиданность. Нужно было послать в Германию, в город Фрейберг, трёх студентов для изучения металлургии и горного дела. Выбор пал на московских студентов: Ломоносова, Виноградова (будущего создателя русского фарфора) и сына горного советника Рейзера. Узнав об их предстоящей отправке во Фрейберг, отец Рейзера сказал барону Корфу, что для начала они должны основательно познакомиться с математикой, механикой, физикой, химией и философией, а потом уже учиться горному делу и металлургии. Для прохождения этих наук, а также изучения немецкого и французского языков, было определено сначала послать молодых людей в Марбургский университет к профессору Христиану Вольфу, одному из самых известных в то время немецких профессоров. О такой удаче Ломоносов не мог и мечтать.
    

После суровой строгости  Московской Академии молодые люди очутились в свободной  атмосфере  немецкого университета. После жалованья в России по 3 копейки в день, здесь на их содержание было выделено в 30 раз больше. Поэтому инструкции об отчётах по поводу обучения и израсходованных деньгах, а также пристойном поведении были забыты, и наши студенты вели весёлую студенческую жизнь. Правда Ломоносов, наряду с кутежами, не забрасывал и наук, и благодаря своим выдающимся способностям и молодости хорошо усвоил те предметы, которым обучался. Кроме того, он познакомился с новыми языками и рисованием. Профессорами Христианом Вольфом и Дуйзингом (у которого Ломоносов дополнительно обучался химии) были посланы в Академию похвальные отзывы о его успехах.
    

В конце 1739 года, им была написана "Ода на взятие русскими войсками турецкой крепости Хотина". Эта ода была написана ямбами – первое стихотворение такого размера на русском языке. Фактически её можно считать первым произведением, написанным на чистом русском языке.  Вместе с "Письмом о правилах российского стихосложения", ода была переправлена в Петербург и предана Академии; целиком напечатана лишь в 1751 году. Эти два произведения имеют огромное значение в истории русской поэзии: именно с них, собственно, и начинается история нашей новой поэзии.
    

Обучение Ломоносова, как таковое, закончилось примерно к 1740 году. Полученное им за границей образование было достаточно разносторонним: он прошел философию, точные науки –  математику, механику, физику, химию, а также металлургию и горное дело, которые он изучил во Фрейбурге. Он познакомился с естественными и гуманитарными науками вообще.
    

С мая 1740 года начинается богатый происшествиями период странствований Ломоносова. Он решил вернуться в Россию, а так как денег у него совсем не было, он решил заехать в Марбург к своим хорошим знакомым. Здесь, 6 июня 1740 года, он женился на дочери незадолго до этого умершего члена городского магистрата Генриха Цильха – Елизавете Цильх. Об этом браке он никому не говорил, так как его жена была  лютеранкой, и долгое время его считали холостым.
  

 Взяв взаймы денег, он всё-таки решил добраться до дома, и после многих приключений, 8 июня 1741 года, прибыл в Петербург. Там он поселился в доме по Второй линии Васильевского острова, за Средним проспектом. В этом месте в то время находились академический огород и ботанический сад. Как отчёт о своих научных трудах, Ломоносов представил в Академию две диссертации, а затем, под руководством академика Аммана, занялся описанием минералогических коллекций Академии. Занимался он и переводами для "С.-Петербургских ведомостей"; а также сочинил две оды – ко дню рождения Ивана Антоновича и по случаю победы над шведами  23 августа 1741 г. Это были первые шаги к известности будущего академика: сочинение похвальных од для официальных торжеств входило тогда в круг обязанностей Академии наук. Особенно восторженно была принята его ода на приезд государыни Елизаветы Петровны в Петербург (декабрь 1742 года).
    

Многое пришлось пережить будущему светиле российской науки – и бедственное материальное положение, и даже арест 28 мая 1743 г., от которого он был освобождён 18 января 1744 г. Несмотря ни на что, Ломоносов продолжал работать над своими диссертациями: вопросами  приложения математики к физике и химии, о первоначальных физических частицах (атомах) и о причинах теплоты и холода. Ломоносов  создаёт также несколько литературных произведений, в т. ч. вечернее размышление о Божием величии при случае великого северного сияния –  одно из лучших его творений, проникнутое неподдельным поэтическим чувством. В 40-е годы он написал диссертацию о вольном движении воздуха в рудниках и о действии химических растворителей. А также перевёл "Экспериментальную физику" Христиана Вольфа. Этот перевод, вышедший первым изданием в 1746 году, и быстро разошедшийся, был посвящён графу М. Л. Воронцову, высоко ценившему М. В. Ломоносова, и имеет выдающееся значение в истории распространения просвещения в России.
    

По этому важнейшему вопросу Ломоносов не раз указывал И. И. Шувалову, что необходимо основать Университет в Москве.  Как известно, Университет  был учреждён 12 (25) января 1755 года, в Татьянин день. И. И. Шувалов поднёс новый Университет в дар своей матери Татьяне Петровне, в день её именин. При Университете была основана и типография. Одной из первых книг, напечатанных в ней, было собрание сочинений Ломоносова, вышедшее по распоряжению Шувалова (1757 г.). Вторая часть собрания сочинений вышла в Москве в 1759 году. В этом же году Ломоносов сочинил новые регламенты для Университета (а также для Гимназии).
  

 В последние годы жизни он много занимался филологией и литературой, радел о "совершенстве, красоте и чистоте русского языка". Гений Ломоносова уже в XVIII веке сумел создать язык несравненно более лёгкий и понятный, чем у его предшественников, поэтов того же времени  –  В. К. Тредиаковского,  А. П. Сумарокова. Он сделал русский язык пригодным для выражения самых разных мыслей.
  

 Безусловно, Ломоносов был, прежде всего, учёный, любивший и изучавший природу. Во всех своих произведениях он указывал на пользу наук и необходимость просвещения обществу, считавшему научные занятия лишь пустым времяпровождением. И в своих одах он прославлял науки в их практическом приложении к пользе и славе России (Ода "Слово похвальное имп. Елизавете Петровне", 1749 г.).
    

Он всегда много трудился, не жалея сил и времени, и это в конце концов подорвало его здоровье. А в середине марта 1765 года Ломоносов простудился и слёг. 4 апреля его не стало. Академик Штелин, который почти неотлучно провёл с ним последние дни, сохранил нам последние слова Ломоносова. "Друг, я спокойно и равнодушно смотрю на смерть, жалею только о том, что не мог совершить всего того, что предпринимал для пользы Отечества, для приращения наук и пользы Академии…"
  

 На могиле Ломоносова в Александро-Невской Лавре в Петербурге, его почитателем, графом М. Л. Воронцовым, поставлен памятник белого мрамора с надписью, сочинённой Штелином, и его рисунком. Другой почитатель, граф А. П. Шувалов, сочинил на французском языке оду, где воздал должное  заслугам Ломоносова.

Материал подготовила Т. Л. Просина,
 хранитель музейных предметов ГБУК ЛО "ГИАПМЗ "Парк Монрепо"

  

 Использованная литература:
1. Ломоносов, М. В.  // Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона: В  86-ти т.т.– СПб., 1890-1907 // т. 34.с. 939 - 945.
2. Михайло Васильевич Ломоносов: Жизнеописание / Сост.  Б.Н. Меншуткин. – СПб.: Изд.-е Императорской Академии наук,  1911. –  160с.
Список иллюстраций:
1. Титульный лист книги «Михайло Васильевич Ломоносов: Жизнеописание», 1911
2. Снимок с письма Ломоносова к Леонарду Эйлеру, на латинском языке, от 28 ноября 1748 года; из Петербурга. Иллюстрация из книги «Михайло Васильевич Ломоносов: Жизнеописание», 1911
3. Деревня Денисовка Холмогорского уезда Архангельской губернии, родина М. В. Ломоносова. Иллюстрация из книги «Михайло Васильевич Ломоносов: Жизнеописание», 1911