14 Дек, 2018

"Всякое дитя родится неученым.  Долг
                                                                              родителей есть дать детям учение»
Екатерина II Великая


  14 декабря  отмечается день памяти пророка Наума, которого считали покровителем учащихся и называли Грамотником. К нему обращались: «Пророк Наум, наставь нас на ум». В былые времена с этого дня в деревнях и маленьких городках начинался учебный год, детей отдавали учиться грамоте. Служили молебен, получали благословение на учебу и с почетом приглашали в дом учителя. Роль учителя чаще всего исполнял тогда дьячок церкви. Так что в день Наума-Грамотника есть повод напомнить  о пользе «разумения книжного».

   Помните, как Митрофан Простаков, персонаж комедии Фонвизина «Недоросль», заявил своей матушке: «Не хочу учиться – хочу жениться». Так вот, Петр I в январе 1714 года издал указ, запрещающий дворянам мужского пола вступать в брак, не получив образования, необходимого для службы. За счет государства молодые дворяне отправлялись за границу обучаться в университетах Страсбурга, Гейдельберга, Лейпцига, Геттингена. России тогда не хватало образованных управленцев, военных, инженеров.

  К середине XVIII века дворяне осознали, что учиться необходимо хотя бы для того, чтобы по службе продвинуться. Хорошее образование может открыть путь и к положению в обществе,  и к чинам, и к титулам, и к богатству.

    Звание дворянина обязывало к государственной службе. И даже уйдя в отставку и поселившись в деревне, в усадьбе, дворянин все равно оставался «на службе»: был рачительным хозяином, «отцом и благодетелем» для своих крестьян, главой семейства, воспитывал молодое поколение. Девочек в семье готовили к будущей жизни семейной, а мальчиков – к государевой службе. 

   Обучение дворянского чада ориентировалось на служение Отечеству. Учителя в дом приглашали, когда ребенку исполнялось лет семь. Учителем мог быть мелкий чиновник или учащийся семинарии. Семья побогаче могла позволить учителя-иностранца. В середине XVIII века в моде были швейцарцы и немцы. А после Великой французской революции в России стало «хоть пруд пруди» французских гувернеров и наставников. Некоторые французские эмигранты приезжали в Россию в поисках места лакея, повара, парикмахера, а находили должность домашнего учителя, гувернера с неплохим годовым доходом, бесплатным столом и квартирой. Даже не очень состоятельный, но амбициозный помещик мог позволить нанять своему ребенку в учителя и маркиза.

   Например, пензенский помещик Жиздринский пригласил учителем маркиза де Мельвиля. А Владимир Сергеевич Печерин (1807-1885), поэт, философ, профессор Московского университета, так писал о своем домашнем учителе, немце Кессмане: «За каких-нибудь 50 рублей в месяц достать учителя и гувернера, все что угодно, - отлично говорящего по-французски и по-немецки, с отличными манерами – ведь это для небогатого русского дворянина просто была находка!». Учитель-иностранец мог и произношение поставить, и вдобавок научить музыке, пению, рисованию.

   К концу XVIII века изучение иностранных языков стало модой. Философ Вольтер говорил о пользе изучения иностранных языков: «Знать много языков – иметь много ключей к одному замкУ». Изучать иностранные языки нужно не только  для того, чтобы путешествовать по миру. Другой язык  - это ключ к познанию иной культуры, другого народа. Изучая иностранный язык, вы расширяете свой мир! Люди учат латынь, шумерский или коптский языки, санскрит или древнегреческий – языки, которые давно стали «мертвыми». Но, изучив эти языки, можно представить, как, в каком мире жили древние шумеры, греки и латиняне.

   Людвиг Генрих Николаи наставлял в письме своего сына Пауля, объясняя мальчику пользу и необходимость изучения иностранных языков: «Дорогой Пауль, продолжай прилежно изучать то, к чему тебя призывает твой батюшка. Изучение языков будет тебе всю жизнь доставлять наслаждение, так как ты тогда сможешь наслаждаться тем прекрасным, что может представлять каждый народ, и окажешься способным заниматься делами, для которых я тебя сейчас предназначаю, если со временем в тебе не возникнет пристрастие к каким-либо иным делам» (письмо от 02 сентября 1789 г.).

  Пауль был единственным сыном в семье Людвига Николаи. Тем не менее родители приняли решение отправить его на учебу за границу.  «…в период с 1785 по 1796 год единственный сын Пауль получал образование сначала у Иоганна Генриха Фосса в Эйтине, а позднее в Эрлангенском университете. Восьмилетнего Пауля забрал в Эйтин Фридрих Леопольд Штольберг», -  писал канадский ученый Хайер Э. в работе  «Л.Г.Николаи и его современники». Город Эйтин (Eutin) расположен на севере Германии недалеко от городов Любек и Киль. В Эйтине находилась резиденция князя-епископа Любекского, где собирались писатели и художники. В этот литературно-художественный круг входил друг Людвига Генриха Николаи -  Иоганн Генрих Фосс, который перевел на немецкий язык «Илиаду» и «Одиссею» Гомера. Кроме Гомера Фосс переводил произведения великих антиков:  Эсхила и Аристофана, Вергилия, Горация и Овидия. Фосс был ректором гимназии в Эйтине, до сих пор  это учебное заведение носит имя Фосса. Пауль Николаи стал учиться под руководством Иоганна Фосса и жить в доме своего наставника на правах члена семьи. «Я думаю, что… Вы в настоящее время полностью переехали к г-ну Фоссу, которого Вы полюбите, и что Вы полюбились уже ему и его детям», - писал  Л. Г. Николаи сыну 23 января 1786 года.

   Разумеется, в программу обучения Пауля входили иностранные языки. Какие? Почитаем переписку родителей с Паулем. Вот письмо Иоганны Маргаретты Паулю от 22 мая 1789 года: «Есть ли у Вас успехи в английском и итальянском языках, и главным образом напишите мне, по-прежнему ли довольны Вами г-н и г-жа Фоссы». В июне того же года матушка пишет сыну: «Что касается латыни и греческого языка, Вы прекрасно понимаете, что я в это не вмешиваюсь, это в компетенции папы, а вот рисунок в моей компетенции, и я Вам скажу, что Вы немного поскупились, я хотела бы иметь больше Ваших рисунков…». Наконец, почитаем письмо Людвига Николаи от 09 июля 1789 года: «Вчера, дорогой Пауль, мы получили твоё письмо от 21 июня и прочли его с большим удовольствием. Особенно меня обрадовало, что твой почерк, когда ты пишешь на немецком, стал мужественнее, и я надеюсь, что со временем то же будет с твоим французским. Также мне приятно, что ты прилежно занимаешься языками. Для молодёжи это самое лучшее занятие, ведь в молодости память воспринимает всё легко и в большом количестве. В более зрелые годы, когда человек учится мыслить глубже, нужно время для важных дел, для обдумывания которых языки служат в качестве средства. Такие орудия труда потребуются для всего: и для философии, и для выращивания бобов».

   Итак, английский и итальянский языки, латынь и греческий, немецкий и французский. А еще рисунок, музыка и танцы! «Я очень рада тому, что Вы учитесь танцу, Вам это придаст больше изящества, и так как я надеюсь, мой дорогой мальчик, Вы занимаетесь серьёзными и необходимыми занятиями с тем же усердием, как и прежде, танцы и музыка послужат Вам развлечением и отдыхом» (письмо Иоганны Маргаретты Паулю от 22 мая 1789 г.). Не забыт и русский язык. Сам Людвиг Николаи, несмотря на то, что прожил в России полвека, русским языком так и не овладел, это затрудняло ему исполнять обязанности статс-секретаря в Кабинете Его Императорского Величества. Поэтому для Пауля обучение русскому языку было обязательным. Из письма матери Паулю от 06 сентября 1797 года: «Мне очень приятно узнать, что Вы так хорошо развлекаетесь, но так как я не могу себе отказать в том, чтобы поизображать из себя маму, я хотела бы знать, продолжаете ли Вы заниматься русским языком и нашли ли Вы хорошего учителя».

    Получив первоначальное образование под руководством Генриха Фосса, Пауль поступил в университет в Баварии, в городе Эрланген близ города Нюрнберга. Университет был основан в 1743 году, один из знаменитых выпускников университета – физик Георг Ом, именем которого названа единица измерения электрического сопротивления. В Эрлангенском университете преподавал метафизику, логику и историю философии приват-доцент Людвиг Фейербах.
    Дальнейшая жизнь Пауля была связана с дипломатией, он сделал прекрасную дипломатическую карьеру, начав с должности секретаря в российском посольстве в Лондоне, а завершив ее в должности чрезвычайного посланника и полномочного министра в Копенгагене. В этой должности Пауль Николаи находился более 30 лет, до выхода в отставку в 1847 году.

    Надо заметить, что Людвиг Николаи был доволен образованием, полученным  сыном. 24 июня 1796 года он писал из Павловска своему другу Семену Романовичу Воронцову: «Я весьма доволен своим сыном. Он силен духом и при этом скромен. Манеры его более походят на английские, нежели на французские. Он начитан и образован, я же устрою ему занятия, чтобы он в должной мере изучил подзабытый им русский язык, что, как я надеюсь, ему удастся сделать в кратчайшие сроки, ибо он знал этот язык прежде». Педагог был найден, занятия проходили успешно. И уже в сентябре того же 1796 года Николаи пишет графу Воронцову: «Благодаря занятиям с хорошим педагогом в Выборге, сын мой достиг за лето значительного прогресса в русском языке, кой он совершенно забыл».

    Пауль Николаи стал отцом семерых детей. Он овдовел после 13 лет супружества с Александриной-Симплицией де Брольи. Образованию своих детей барон Николаи уделял пристальное внимание. До того, как сыновья пошли в школу, они находились на домашнем обучении. Отец лично каждую неделю проверял их знания. И – горе ленивым! – за невыученный урок провинившегося ставили на колени в вестибюле посольства позориться под взглядами секретарей и атташе. Такие наказания за лень и нерадивость – отнюдь не жестокость. Филипп Филиппович Вигель в своих «Мемуарах» писал, что его учитель, немец Мут учил его так: «Ставил в угол, на колени, а иногда бил линейкой».
Кондратия Рылеева  «за неуспех в науках или за малейшую детскую шалость отец сек  лозою нещадно».
Обучением барышень в семье Николаи занималась домашняя учительница, девочки обучались музыке, живописи. Все они стали отличными пианистками, а Октавия и Алина оказались еще и талантливыми рисовальщицами. Старших девочек после смерти жены Пауль доверил бабушке, княгине де Брольи-Ревель, которая увезла внучек во Францию. Вернувшись из Франции, 15-летняя Мария, старшая дочь Пауля, начала обучать младшую сестренку Симплицию французскому языку и священной истории.

    О детях Пауля Николаи никак не скажешь: «Мы все учились понемногу чему-нибудь и как-нибудь». Старший сын, Николас Арман Мишель, учился в Царскосельском лицее, в Санкт-Петербургском университете. Он избрал дипломатическую карьеру, как отец. Младший сын, Александр, с серебряной медалью закончил  Императорский Александровский лицей, стал государственным чиновником. Наконец, сын Людвиг Эрнст Георг (Леонтий) получил образование в Морском кадетском корпусе, который возглавлял Иван Федорович Крузенштерн. Девочки состояли фрейлинами при Дворе. Старшая дочь Мария была фрейлиной императрицы Александры Федоровны, супруги Николая I.  А Александрина – фрейлина при Великих княжнах Ольге Николаевне и Александре Николаевне.
    

  В 1764 году Яков Штелин сочинил для молодого графа Николая Петровича Шереметева «План воспитания кавалера».  «План» предусматривал изучение разнообразных дисциплин от Закона Божьего до международной коммерции. «План» определял главную задачу «кавалера» - соответствовать званию благородного образованного человека. Для этого «кавалер» должен быть христианином, человеком просвещенного ума, гражданином мира и своей Родины.
 

Материал подготовила библиотекарь музея-заповедника    «Парк Монрепо» Лисица Наталья Николаевна

Литература:
1.    Письма Л. Г. Николаи и И.-М. Поггенполь к П. Николаи. Архив музея-заповедника «Парк Монрепо». Письма  от 22.05.1789; 15.06.1789; 09.07.1789; 02.09.1789; 06.09.1797; 24.06.1796; 19.09.1796; 25.01.1798.
2.    Ю. И. Мошник, М. В. Ефимов «Пауль Николаи (1777-1866) – российский посол в Дании и владелец выборгского имения Монрепо (к 235-летию со дня рождения)».
3.    «La Reverende Mere de Nicolay et les origins de la Congregation de la Sainte-Famille de la Delivrande». – Caen, Domin, 1920.
4.    Соловьев Константин Анатольевич «Во вкусе умной старины…» Усадебный быт российского дворянства II половины XVII - I половины XIX веков, по воспоминаниям, письмам и дневникам//М.: Книжный перекресток, 2013.

Интернет-ресурсы:
1.    https://www.portal-slovo.ru/history/39052.php
2.    https://lady.webnice.ru/blogs/?v=11169


Иллюстрации:
1.    Венецианов Алексей. Портрет К.И. Головачевского. 1811 г. Государственный Русский музей.
2.    Дети семьи Николаи – Пален в имении Монрепо.
3.    Славянский Ф.М. Семейный портрет. 1852 (1858?). Гос. Третьяковская галерея.
4.    Урок арифметики. Гравюра  XVIII века.
5.    Школьный класс в XIX веке. Музей школы.