13 Янв, 2020

Принцесса Августа Брауншвейгская

Зельмира всегда задумчива и не раскрывает рта.

Екатерина II.

     Судьба дочери герцога Брауншвейгского была печальной. От Екатерины II красавица Августа получила прозвище Зельмира, в честь героини одноимённой трагедии французского драматического писателя Пьера Лорана Бюирет де Беллуа (1762 г.), что стало невольным предсказанием самого плачевного будущего. Это сказочное имя подходило к её изысканному образу. Принцесса была необычайно привлекательна и обаятельна, чем покоряла всех без исключения мужчин. Юной Августе пришлось до конца испытать все невзгоды несчастливого брака. Неправильное воспитание усугублялось наивностью и неопытностью. Девушка росла в обстановке легкомысленности, без морального руководства и наставлений, что сделало её совершенно не подготовленной к превратностям высшего общественного положения.

Августа вышла замуж в пятнадцать лет и была ещё сама ребёнком, когда ей пришлось стать матерью. Рождение первого сына Вильгельма отрицательно сказалось на здоровье и настроении принцессы. Её с трудом можно было назвать образцовой супругой, и Фридрих безжалостно мстил Августе за ту ревность, которую она в нём вызывала.

     В ноябре 1782 года чета Вюртембергских прибыла в Россию. «В четверг в Эрмитаже её глаза были так наполнены слезами, что это больно было видеть. Говорят, они живут как кошка с собакой», – писала Екатерина II Потёмкину. Восемнадцатилетняя Зельмира хотела нравиться придворным кавалерам, что ей удавалось. Сплетники называли в числе её поклонников Потёмкина и великого князя Павла. Найдя себе покровительницу в лице императрицы Екатерины, Августа предалась образу жизни, который вскоре создал ей репутацию особы «легкомысленной и непоследовательной» и дал пищу противоречивым толкам. Личная жизнь семьи Вюртембергских в конце концов приняла оборот публичного скандала. 17 сентября 1786 года Августа решилась на отчаянный шаг. В тот день в Эрмитаже давали театральное представление. По окончании спектакля молодая девушка в слезах бросилась к ногам Екатерины, умоляя избавить её от жестокого обращения мужа. Императрица была вынуждена вмешаться. Кроме того, она имела основания подозревать принца Фридриха в государственной измене. На следующий же день ему было предписано уйти в отставку и покинуть Россию.

     Сцена в Эрмитаже была слишком публичной, Зельмире нельзя было оставаться в Петербурге. Екатерина поспешно назначила генерала Польмана статс-кавалером принцессы. Он должен был сопроводить её в замок Лоде (ныне Колувере, Эстония), резиденцию в немецкой провинции. Екатерина предполагала, что принцесса вернётся в Германию, в Брауншвейг, но родные затягивали с ответом. От неё отвернулась даже родная мать. Стремительный и тайный отъезд состоялся 30 декабря. Были приняты все меры предосторожности, чтобы сохранить инкогнито пребывание принцессы в Лоде. Екатерина, которая отправилась в путешествие по Днепру, интересовалась жизнью своей протеже, старалась всячески её поддержать в переписке: «Скажите принцессе, что её деверь, у которого жена полька, тоже зашёл так далеко, что её мать, княгиня Чарторийская, отправилась к своей дочери, чтобы избавить её от этого ада. Она обязана снимать с мужа сапоги и стирать его бельё; в противном случае он её бьёт». [Shahovskoy-Gleboff-Strechneff M. V. Princesse. La princesse Zelmire // La Revue. - 1908. - P. 37.]

     «Малютка», как называет её Екатерина в своих письмах, оказалась одна, разлучённая с близкими, среди грозных стен средневекового замка Лоде. Ей оставалось лишь привязаться к единственному покровителю, от которого зависели её покой и самочувствие. Генерал Польман выдал её за свою племянницу и, следуя указаниям императрицы, хранил тайну беглянки. Зиму она провела в одиночестве, за чтением французских романов. К императрице она писала письма, полные благодарности и хвалебных фраз о том вожатом, которого государыня избрала для неё. Екатерина имела подозрения: «Если бы Польману было не 60 лет, можно было бы подумать, что он любовник принцессы». Однако она склонна была доверять своему генералу.

     С началом 1788 года положение принцессы Зельмиры стало совсем печальным. Ей было предписано не покидать замок, она не могла ни с кем видеться. Лица из её свиты получили отставку. До неё не смог добраться агент, посланный из Брауншвейга, чтобы прояснить ситуацию. Есть свидетельства того, что генерал Польман обращался с принцессой, как с настоящей пленницей. Руководила им теперь не только бешеная ревность, но и желание во что бы то ни стало скрыть свою тайну, ведь к лету 1788 года свидетельство посягательства стало очевидным. Польману грозила ссылка, или более жестокое наказание. Из окружения беременной принцессы был удалён даже личный доктор.

     К середине сентября драма нашла своё завершение. Августа скончалась, ей не была оказана медицинская помощь во время родов. Официально было объявлено, что принцесса много лет страдала от болезни и скончалась от потери крови. Уже через два дня после смерти тело было помещено в герметичный гроб, хотя факт смерти не был засвидетельствован должным образом. Различные домыслы стали почвой для легенды: с Зельмирой случился обморок на фоне схваток, она не смогла без помощи врача прийти в сознание и была похоронена заживо. Расследование, инициированное Александром I по просьбе сына Августы, не подтвердило легенды, а замок Лоде и по сей день хранит свою мрачную тайну.

По материалам статьи Shahovskoy-Gleboff-Strechneff M. V. Princesse. La princesse Zelmire // La Revue. - 1908. - P. 24–44.

Начальник научно-исследовательского отдела Светлана Подзорова